Памяти жертв террора

В Санкт-Петербурге, в воскресенье, 30 октября прошли общегородские мероприятия, посвященные жертвам политических репрессий.

Участие принимали родственники погибших, руководители и члены общественных организаций «Мемориал» и «Возвращенные имена», деятели культуры, представители исполнительной и законодательной власти Санкт-Петербурга, а также представители СПб РО ВОГ. О данном мероприятии можно прочитать здесь.

Редакция сайта СПБВОГ.ру продолжает знакомить читателей с интересными историческими фактами из 90‑летней истории Всероссийского общества глухих. Предлагаем вашему вниманию материал о глухих членах ВОГ, репрессированных в 1937 году, — воспоминания Давида Гинзбургского. Музей СПБ РО ВОГ предоставил часть фотографий к мемуарам основателя первого в истории ВОГ музея Общества.

Помню трагический 1937 год
(90‑летию ВОГ посвящается)
В те трагические годы я, сам — глухой, но, в отличие от моих товарищей, чуть‑чуть могу говорить, занимал (с 1935 г.) должность заместителя по культмассовой работе директора Ленинградского дома просвещения глухонемых (ДПГ). Он располагался в особняке на Английской набережной, д. 54 (Красная ул., д. 55), полученном Петроградским союзом глухонемых от Губсобеса еще в 1922 г., и являлся единственным в городе культурным центром для тех, кто не слышит и не говорит, а «разговаривает» жестовой речью — мимикой. Тогда ДПГ работал без перерыва всю неделю. На третьем этаже размещалась школа работающей молодежи с классами по ликвидации неграмотности, в жилой части проживали в основном семьи глухонемых. В ДПГ приходили, чтобы заниматься в различных кружках, спортивных секциях, посетить библиотеку-читальню, посмотреть кинофильм с титрами или спектакль-пантомиму, «послушать» лекции, беседы, последнюю информацию из газет. Или просто отдохнуть, да встретиться с друзьями-товарищами. Большинство друг друга хорошо знали. Глухонемые считали ДПГ своим вторым домом. Там встречались, порой влюблялись. Семьи создавались…

Председателем Ленинградского областного отдела Всесоюзного общества глухонемых с декабря 1929 г. был Эрик Михайлович Тотьмянин.

Однажды Э. М. Тотьмянин, как «честный коммунист», послал заявление начальнику УНКВД Ленинградской области (далее УНКВД ЛО) о членах общества глухонемых, занимающихся спекуляцией кустарными художественными открытками на вокзалах и в пригородных поездах. Он просил привлечь к ответственности злостных спекулянтов, поскольку эти лица при продаже художественных открыток могли распространять и материалы контрреволюционного содержания. По заявлению Тотьмянина были арестованы 5 человек. При обыске на квартире у А. С. Стадникова, проведенном в августе 1937 г., среди 1411 открыток было найдено несколько немецких с изображениями Гитлера. Они находились отдельно от других. Открытки попали к Стадникову от политэмигранта из Германии глухонемого Альберта Блюма, жившего в одном с ним доме. Сами открытки были стандартными вложениями из коробок немецких сигарет, которые курил Блюм. Этого было достаточно, чтобы начальник отдела борьбы с хищениями социалистической собственности и спекуляцией (ОБХСС) Управления милиции Краузе организовал большое групповое «дело антисоветской фашистской террористической организации агента гестапо А. Блюма». В течение августа — ноября 1937 г. следователи милиции Немцов, Лебедев и Шпор, произведя многочисленные аресты среди ленинградских глухонемых, создали дело, не уступавшее по размаху другим политическим делам, проводимым НКВД.

Всего были арестованы 54 человека. Среди них Николай Леонтьевич Дейбнер, организовавший в 1903 г. Петербургский союз глухонемых и долгое время бывший его первым председателем; депутат Ленгорсовета Эрик Михайлович Тотьмянин, который якобы с 1934 г. являлся членом террористической организации; Владимир Владимирович Редзько — один из лучших художников-ихтиологов; Мария Сергеевна Минцлова — учительница вечерней школы глухонемых; Михаил Семёнович Тагер-Карьелли — режиссёр-постановщик, организовавший в 1920 г. Петроградский театр глухонемых «Пантомима»; Израиль Моисеевич Ниссенбаум — профессиональный фотограф. Были арестованы высококвалифицированные рабочие, передовики производства заводов и фабрик города, фотографы и художники, члены драмколлектива ДПГ, спортсмены — участники проходившей в Москве в августе 1932 г. 1‑ой Спартакиады Всероссийского общества глухонемых, на которой ленинградцы заняли первое место и получили приз. Это были люди в расцвете сил, честные труженики, прекрасные семьянины.

глухие спортсмены
Яков Аптер (№ 7) — возглавлял совет спортклуба, участник первого и последующего пробегов на кубок Леноблотдела ВОГ «Лахта-Ленинград» с финишем у дома № 54 по набережной Красного Флота (17,5 км). Расстрелян. Его племянник — Эдуард Слуцкий — трехкратный сурдлимпийский чемпион (Милан, Вашингтон, Хельсинки) по легкой атлетике, тренер

Петр Кумме (№ 16) — слесарь старочугунного литейного цеха Кировского завода. Расстрелян

Алексей Павлович (№ 3) -участник первого пробега на кубок Ленинградского областного Отдела ВОГ в августе 1927 года. Участник Первой Спартакиады в Москве (плавание). Расстрелян.

Николай Двойнов (№ 2) — слесарь-инструментальщик завода № 212, увлекался конькобежным спортом, исполнял маленькие роли в спектаклях драмкружка Дома Просвещения глухих. Расстрелян

Хорошо помню, как на моих глазах, во время генеральной репетиции нового спектакля по книге Николая Островского «Как закалялась сталь», готовившегося к 20‑й годовщине Великого Октября, двое в штатском подошли к сцене и, не предъявляя документов, спросили: «Кто тут Тагер-Карьелли?». Кто‑то из нас прочёл вопрос «с губ» спрашивающего и показал пальцем. Взяли и увели. А мы просто остолбенели и потрясённые разошлись…

Через пару дней вечером к нам в Домпросвет пришли двое, показав на этот раз документы, потребовали провести их в кабинет, где работал Тагер. И начался обыск, в шкафах костюмерной увидели шпаги и рапиры, проверяли остроту, а они были спортивные. Один копался в письменном столе, другой, встав на стул, брал толстые книги, их сильно встряхивал и бросал на пол. Я сделал замечание: «Зачем бросаете? Пожалуйста, кладите на стол». Другой, сидя у стола, взял бумагу и написал: «Молчи, иначе мы тебя туда заберём». Я понял, что шутки плохи, и замолчал. Вот тогда такая была власть у молодчиков, могли любого забрать, состряпать обвинение — прощай жизнь…

Мы потеряли глухонемого режиссера-постановщика, который ставил в своё время замечательные классические спектакли. Из-за массовых арестов спектакль по Николаю Островскому не состоялся. Драматический коллектив распался.

В ходе допроса следователи спрашивали арестованного: «Кто твои друзья?» и, узнав новую фамилию, ночью забирали того человека, считали врагом народа и приписывали 58‑ю статью. Допросы велись через специальных переводчиц. Глухонемых насильно заставляли подписывать протоколы, в которых записывалось совсем не то, что они «говорили». За это обещали освободить из‑под стражи. Получалось так, что, признавая вину, сами себе записали высшую меру наказания.

Из материалов архивно-следственного дела УНКВД ЛО за № П-18209 следует, что решением Особой тройки УНКВД ЛО от 19 декабря 1937 г. за участие в антисоветской фашистской террористической организации, якобы созданной агентом гестапо Альбертом Блюмом среди глухонемых г. Ленинграда, были осуждены к расстрелу 34 человека (из них 10 женщин) и заключены в ИТЛ на 10 лет — 19 человек. Один человек — Д. П. Хорин — был расстрелян в январе следующего года, по решению Особой тройки от 31 декабря 1937 г. Самому младшему из всех было 22 года, самому старшему — 64 года.

В 1939 г. УНКВД ЛО было возбуждено уголовное дело на бывших работников ОБХСС Управления милиции, принимавших участие в арестах и расследовании дела глухонемых. Одновременно с ними была привлечена к уголовной ответственности и одна из переводчиц. Двое бывших сотрудников ОБХСС приговорены к расстрелу, а другие — к различным срокам наказания. В 1940 г. в отношении 19 глухонемых, заключённых в ИТЛ, дело прекратили.

Выживший в лагерях и совсем недавно ушедший из жизни М. С. Роскин рассказывал, как осенью 1937 г. сосед по камере, старый политзаключённый, дал ему дельный совет — предупредить всех, чтобы называли своими знакомыми и друзьями только тех, кто уже арестован. Это удалось — двери камер в «Крестах» открывали для проветривания и, стоя у открытых дверей, можно было «говорить» языком жестов, видным через глазок камеры напротив. Благодаря этому дальнейшие аресты вскоре прекратились.

Те, кто были расстреляны, реабилитированы в 1955 г.

Всё это узналось не сразу. В 1940 г. удалось встретиться с товарищами, вернувшимися из ИТЛ, и под большим секретом поговорить о процессе над ними.

Соломонов
Ицхок Соломонов, секретарь городской комсомольской организации при Доме просвещения глухих (с 1925), участник драмкружка. Осужден на 10 лет

Павлович
Алексей Павлович, участник первого пробега на кубок Лен.обл.Отдела ВОГ в августе 1927 года. Участник Первой Спартакиады в Москве (плавание). Расстрелян

Стадников
Александр Стадников — каблучник фабрики «Скороход». Расстрелян

Тагер
Михаил Тагер-Карьели. Инициатор, организатор и режиссер-постановщик «Петроградского театра глухонемых «Пантомима» в 1922‑1926 годах. Расстрелян

Погоржельская
Елена Погоржельская — член ВКП (б) с 1927 по 1937 года (исключена в связи с арестом), председатель фабкома и бригадир швейной фабрики имени Савельева. Расстреляна

Редзько
Владимир Редьзко — художник-ихтиолог зоологического института Академии Наук СССР. Расстрелян

Дейбнер
Николай Дейбнер — организатор и председатель «Петербургского союза глухонемых» (1903). Расстрелян

Минцлова Пиотровская
Мария Минцлова-Пиотровская — На Первом съезде ВОГ Мария Сергеевна была избрана в члены Совета ВОГ. Была делегатом 2 и 3 съездов ВОГ. Минцлова была одной из самых активных общественных корреспондентов газеты Леноблотдела ВОГ «Ударник» и журнала «Жизнь глухонемых». Расстреляна

Тотьмянин
Эрик Тотьмянин  председатель ленинградского областного отдела ВОГ. Расстрелян

Ниссенбаум
Израиль Ниссенбаум — высококвалифицированный фотограф-ретушер артели «ИНКООПРАБИС». Благодаря ему в Музее истории ВОГ немало ценных снимков, запечатлевших жизнь нашего Общества в 1920‑1930‑е годы. Неоднократный чемпион по шахматам среди глухих города, призер Первой Спартакиады в Москве. Расстрелян

памятник репрессированным

С 23 июня 1941 г. меня назначили директором ЛДГ. После трудового дня мы занимались на базе института физкультуры им. Лесгафта, где нас учили обращению с трофейным немецким оружием. В случае прорыва фронта надо было завладевать оружием врага, чтобы уничтожать технику и оккупантов. Было подготовлено около 460 человек. Когда с 1 июля 1942 г. ДПГ законсервировали, я уехал в Москву, где работал слесарём-инструментальщиком на авиационном заводе. Вернулся в Ленинград после окончания войны, в апреле 1946 г., работал в Обществе глухонемых.

В 1975 г., уйдя на отдых по возрасту, по собственной инициативе взялся за организацию Музея истории Ленинградского правления ВОГ, который торжественно открылся в апреле 1980 г. Затем занялся сбором материалов, касающихся трагедии 1937 г. Продолжал встречался с теми, кто был амнистирован в 1940 г., и родственниками расстрелянных, записывал воспоминания, знакомился с имеющимися у них документами. Это были справки, где указывалось о смерти от выдуманных болезней в разные сроки, без указания места захоронения. С большими трудностями удалось разыскать фотографии 26 человек из числа погибших в 1937 г. Первое письмо с запросом послал в Большой дом в феврале 1991 г. и в мае получил ответ о судьбе Э. М. Тотьямина. В декабре 1993 г. С.‑Петербургскому правлению общества глухих прислали список расстрелянных в декабре 1937 г. И только в мае 1998 г. мы получили копии многих следственных документов и узнали всю правду о состряпанном и раздутом следователями «деле». Например, в обвинительном заключении указали, что нашли 1400 открыток с фотографией Гитлера, а их в действительности было всего несколько штук. Несмотря на протесты переводчиков, в протоколы допросов записывали не то, что в действительности говорили глухонемые. Это было установлено на заседании Военного трибунала войск НКВД СССР, проходившем 18‑30 ноября 1940 г., где было рассмотрено дело № 9 по обвинению бывших работников отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией Управления рабоче-крестьянской милиции Ленинградской области.

Давид Львович Гинзбургский, С.-Петербург, 1999
СПБВОГ.ру

Объявление

Дорогие читатели нашего сайта!

Вот и наступил новый 2018 год.
Санкт-Петербургское региональное отделение ОООИ ВОГ напоминает, что для получения услуг по сурдопереводу необходимо обратиться в МФЦ Вашего района и подать новое заявление на получение направления на оказание услуг по сурдопереводу по ИПР. Для подачи заявления при себе иметь следующие документы:

  1. Паспорт
  2. ИПР (индивидуальную программу реабилитации)
  3. СНИЛС (страховое свидетельство)
  4. Справку ВТЭК или МСЭК

Объявление

Уважаемые члены ВОГ!

В правлении СПб РО ОООИ ВОГ работает юрист.
Прием по средам с 15.00 до 17.30.
Запись на прием по тел. +7 963 327-12-15 (СМС)


Авторизация